РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ
_Интервью и публикации о Храме Христа Спасителя_
Религиозная организация Подворье Патриарха Московского и всея Руси Кафедральный соборный Храм Христа Спасителя г. Москвы Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) 119019, г.Москва, ул.Волхонка, д.15

30.09.2000  |   Когда зазвонит Царь-Колокол?

Звонари Храма Христа Спасителя давно приметили: стоит зазвонить колоколам – и сквозь белесую пелену пасмурного московского неба нет-нет да и пробьется солнечный лучик. Ну а тот день, когда я встречался с главным звонарем Московской Патриархии и председателем Общества церковных звонарей России Игорем КОНОВАЛОВЫМ, и вообще выдался ненастным, холодным. Вовсю лупил мелкий дождичек. Но вот раздались первые удары колокола, порыв свежего ветра разогнал тяжелые облака – и над храмом засияла бездонная бирюза неба.

- Игорь Васильевич, вы не боитесь оглохнуть? Медики утверждают, что звонари после долгих лет службы на колокольне теряют слух.

- Оглохнуть можно, если колокольня, на которой звонишь, неправильно оборудована. Например, когда звонарь стоит непосредственно под зевом колоколов. Благодаря научным исследованиям мы теперь знаем, что нижняя часть колокола, так называемая юбка, должна обязательно находиться ниже уха звонаря. Именно так в старину и оборудовали колокольни. Кроме того, есть и другие меры предосторожности. Во время звона некоторые звонари открывают рот, чтобы уравновесить давление звуковой волны на барабанные перепонки. В монастырях иногда шьют специальные головные уборы - скуфьи с "ушами".

- С чего начался ваш "путь" на колокольню?

- В детстве, еще до школы, я часто представлял себя стоящим и держащимся за веревку от большого колокола, примерно такого же, как наш нынешний даниловский "Благовестник". Учась в школе, я отправлялся по воскресеньям в Новодевичий монастырь - слушать, как звонит там Владимир Иванович Машков. Чем можно объяснить такой интерес и как это можно растолковать, я, честно говоря, не знаю. Глубоко верю лишь в то, что есть Божий промысел над человеком. И если человек ему не противится, то может достигнуть каких-то успехов.

- Но ведь значительную часть своей жизни вы все-таки посвятили технике?

- В 1978 году я поступил на работу в агрегатно-конструкторское бюро. С 1983 года стал ходить на субботники в Даниловом монастыре, проводимые Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры. Разгребал мусор, таскал кирпичи, выполнял самую неквалифицированную работу. Затем монастырь, вернее убогие развалины, где стены были подперты бревнами, а колокольня вообще снесена, передали неожиданно Московской патриархии для создания здесь духовно-административного центра. Руководителем нам поставили послушника Георгия. Постепенно мы стали постигать основы церковной культуры, в том числе колокольный звон, который является ее, что ли, наиболее "громкой" частью. В канун Тысячелетия Крещения Руси я получил приглашение от братии перейти в Данилов монастырь на постоянную работу и заняться здесь оснащением колокольни.

- Как возрождались даниловские звоны?

- Из 80 тысяч колоколен, которые существовали в России до революции, в нетронутом виде уцелели только две: знаменитая звонница Ростова Великого и колокольня вологодского Софийского собора. Приходилось ездить по городам и весям, смотреть каждый крючочек, каждую палочку, каждый язычок, как сделаны оттяжки, прикреплены тросики. И из этого складывалась система колоколов Данилова монастыря, которая позволяет повторить музыкальный рисунок любого звона, когда-либо в церкви существовавшего. Я бы сказал, что созданная в Данилове система звона не уступает по своей сложности устройству хорошего органа.

- Но ведь даниловская звонница всегда выделялась особым благозвучием.

- Дореволюционный подбор колоколов Данилова монастыря имел выдающуюся музыкальную и историческую ценность. Большой колокол здесь весил 722 пуда. Его было слышно у башен Кремля. Но в советское время это чудо колокольного искусства было продано за рубеж. Поэтому сегодня даниловская звонница оборудована колоколами, привезенными из разных мест.

- Вам известно, в чьи руки попали исторические даниловские колокола?

- У меня есть косвенные данные о том, что колокольный набор Данилова монастыря был продан в США. Сейчас он установлен на специально сооруженной башне Гарвардского университета. Когда футбольная команда Гарварда проигрывает, звонят в один колокол, когда выигрывает - в другие. Трезвонят и на Новый год. В американской прессе по этому поводу появилась как-то нелепая статья под названием "Тридцать тонн металла и ни одной ноты". Хотя наши мастера в старину создавали колокола, которые давали 10 - 15 нот, согласованных между собой в абсолютно точной музыкальной гармонии. Причем отливались эти колокола еще в допетровские времена, когда Русь современной нотной записи еще не знала.

- Из чего отливали колокола на Руси?

- Мастера всегда отыскивали самый мощный акустический металл, который энергию удара языком переводил бы в мощь колокольного гула. Колокол отливали из высокооловянистой бронзы, куда входит 80 процентов меди и 20 процентов олова. Чем чище эти элементы, тем мощнее звучат колокола.

- В лаборатории колокольной акустики на ЗИЛе сделано несколько сенсационных открытий. Каких?

- Ну, например, звуковая волна, которая расходится от удара колокола, излучается в форме креста. Об этом ни звонари, ни литейщики раньше не знали. Кроме того, оказалось, что во время звона колокол сжимается и растягивается.

- У вас как у звонаря особые взаимоотношения с колоколами?

- Колокол - живое, духовное существо. Если вложить в его подвеску или язычок небольшое усилие, то есть где-то гаечку подвернуть, где-то что-то перевесить, то он всегда отзывается лучшим звуком. Он как бы чувствует заботу о себе. Если вы ударите кулаком по внешней части колокола, то он промолчит. А если ласково ладошкой хлопнете, то он обязательно отзовется вам своими обертонами.

- Говорят, что звон колокола убивает бактерии, поэтому издревле во время эпидемии все время звонили. Это правда?

- Итальянские ученые, проведя исследования, доказали, что колокольный звон способен убивать вирусы гриппа и других заболеваний. В дореволюционной Москве, где колокола звонили повсюду, эпидемий гриппа, таких, как случаются сейчас, как известно, никогда не было.

- Вы звоните по каким-то особым звонарским правилам?

- Во-первых, ни в коем случае нельзя торопиться при подъеме на колокольню. Я прихожу на ярус звона минут за 10 до первого удара, чтобы можно было посидеть, сосредоточиться. Ведь все мое душевное состояние через звоны будет явлено миру. Во-вторых, во время благовеста я читаю определенные молитвы, 50-й псалом, а при трезвоне идут благочестивые попевки: "Благодать Святого Духа" или "Свят, свят, свят Господь Бог...". С их помощью создаются определенные ритмические коленца.

- С вашей помощью вновь "заговорил" Иван Великий, молчавший многие годы, не так ли?

- Для меня это самый памятный звон - в Кремле ночью на Пасху 92-го. В половине одиннадцатого вечера я попал в Кремль через Троицкие ворота. В Кремле никого не было, фонари не горели, только светились окошки внутренней винтовой лестницы, по которой мне предстояло подняться на ярус звона. Ограждений на втором ярусе, где я должен был звонить, не было, поэтому меня привязали к перилам для страховки. Звонить пришлось по влажной меди, которая наклонно шла к аркам. И вот впервые "заговорил" 150-пудовый колокол "Немчин". По Москве разнесся тот звук, который еще в XVI веке слышали наши предки. Звонить пришлось сразу начисто, поскольку тренироваться музейщики мне не разрешили.

- Почему?

- Музейные работники уверяют, что лестница, ведущая на колокольню, находится в ужасном состоянии, что может разрушиться кладка и вообще при звонах уникальные колокола можно разбить. Если вы задумали играть на рояле, вы же не станете ударять по клавишам молотком. Так и с колоколом: когда подходишь к нему с умением, то никогда ничего не повредишь. На помощь пришли специалиасты двух академий, которые проверили балки, языки и "уши" колоколов, кладку и вынесли решение: звонить можно.

- Последние два года под вашим руководством оснащалась колоколами звонница храма Христа Спасителя. Каков результат работы?

- Сегодня мы не без гордости можем сказать, что именно в России, именно в Москве, именно в храме Христа Спасителя отлиты самые тяжелые колокола XX века. Большой колокол, по оценкам технологов и литейщиков, весит 30 тонн 745 килограммов, язык весит почти тонну - 970 килограммов. Колокола воссоздавались Обществом древнерусской музыкальной культуры и отливались на базе первого литейного цеха ЗИЛа. Были подняты архивные материалы, но записей звучащих старинных колоколов храма не удалось обнаружить. До нас дошли очень приблизительные, почти любительские нотные записи. Но ведь каждое человеческое ухо слышит колокол по-разному. И тем не менее удалось установить главное: весь звон храма Христа Спасителя был выстроен в ля-миноре. Это все-таки храм поминальный, построенный в честь победы 1812 года.

- Как изготовляли большой колокол для храма Христа Спасителя?

- После молебна, который совершил Патриарх Алексий II на ЗИЛе, в литейном цехе подняли заслонку и пошел металл. 25 минут шла струя рыжего металла, заполняя форму. Через несколько дней форма была вскрыта. Месяц ушел на удаление пригара, на расчеканку колокола, на полировку. Затем он был покрыт бромистым серебром, зачищен и в июне 1997 года торжественно поднят на юго-западную колокольню храма Христа Спасителя.

- Сколько всего колоколов на храме?

- Четырнадцать. Одиннадцать колоколов - на северо-восточной колокольне, там, где зазвон; мелочь висит всякая во главе с пятитонником. На юго-восточной висит колокол 9,5 тонны. На юго-западной - тридцатитонник. И на северо-западной - весом 18 тонн. Причем наши рабочие за два месяца отлили колокола в 30, 18 и 9,5 тонны, тогда как итальянцы на подготовку и отлив колокола в 26 тонн потратили три года.

- Согласитесь, звучание колоколов создает в столице особую атмосферу...

- Если сравнить современную Москву с большими западноевропейскими городами, где практически на каждом храме есть часы, есть колокола, есть просто корильоны на ратушах, которые в определенное время выигрывают разные мелодии, то сравнение будет не в пользу нашей столицы. В Москве, к сожалению, кроме шума машин, практически ничего не слышно. Если только в центре, и то редко, можно услышать трезвон сразу нескольких церквей. Мне довелось в Мюнхене слушать на обычной плошали колокольную музыку. Там господа обыватели и господа туристы могут спокойно сидеть на улице на обычном стуле, вынесенном из собственной квартиры, наслаждаться звучанием колоколов. Это влияет и на настроение людей.

- Система звона на храме, наверное, особая?

- В старину на храме не было слаженного звона. Во время крестного хода вокруг храма вы слышали только ту из четырех колоколен, перед которой находились. Мы же разработали систему слаженного звона, особую систему педалей, привлекаем даже авиаконструкторов. Ведь нигде в мире нет таких звонов, как у нас. В Западной Европе остановились на тяжелых колоколах как на особом сигнальном инструменте. У нас сигнальная функция перешла в сигнально-музыкальный звон, построенный на определенной ритмике. Это уже целое искусство.

- Легко ли стать звонарем?

- Чтобы почувствовать колокол, нужно минимум 7-8 лет. Зачастую приходят люди, знакомые с музыкальной грамотой и имеющие опыт работы с ударными музыкальными инструментами. Поэтому нередко с колокольни доносится не трезвон, а некая джазовая или роковая композиция. Полагаю, что гораздо легче воспитать звонаря из человека, который вообще ничего не умеет, но обладает врожденным чувством ритма музыканта.

- У вас как у звонаря есть в жизни какая-нибудь мечта?

- Хотелось бы услышать, как звонит Царь-колокол.

- Вы это серьезно?

- Вполне. Есть такая общественная организация "Красный звон", которая имеет целью отлить колокол в весе Царь-колокола - 202 тонны. Причем при современной технике это будет не так долго и дорого, как при изготовлении исторического Царь-колокола. Сейчас же другое время и колокола отливают не Моторины, которые форму для отливки обмазывали навозом.

- Семья, дети у вас есть?

- Жена у меня домохозяйка, растим двух детей. Старшей - Лизаветке - 9 лет, младшему -Ярославу - 6 лет. Они уже занимаются музыкой, языками. Устав у нас дома отнюдь не монастырский. Ходим в театры, музеи и даже в цирк. Я хочу, чтобы дети выросли самостоятельными, свободными людьми и сами определили свой выбор в жизни.

Беседовал Александр Астафьев
 “Мир новостей” (30 сентября 2000 г.) № 40 (354) 


<<< Вернуться к списку новостей

 
 

Благотворительный Фонд Святителя Спиридона Тримифунтского